БОРИС МОИСЕЕВ | ПТИЧКА ЖИВОЙ ЗВУК | ЧИТАТЬ ONLINE


Впервые! Мы публикуем в сети книгу Заслуженного Артиста России Бориса Михайловича Моисеева «Птичка. Живой звук. Прошло ровно десять лет с тех июльских ялтинских вечеров, когда Писатель — автор литературной версии будущей книги, имел всего несколько встреч с Артистом… Читать online © БОРИС МОИСЕЕВ

| ПРОЛОГ | ГЛАВА 1 | СЧАСТЬЕ | ГЛАВА 2 | НЕНАВИСТЬ | ГЛАВА 3 | РАДОСТЬ | ГЛАВА 4 | СТРАХ | ГЛАВА 5НАСЛАЖДЕНИЕ | ГЛАВА 6 | ВИНА | ГЛАВА 7 | ЛЮБОВЬ | ЭПИЛОГ |

ПТИЧКА ЖИВОЙ ЗВУК // ПРОЛОГ

Питер. Тридцать пять по Цельсию. Полная задница!..
Дворцовая набережная стояла наглухо. Раскаленные авто угрюмо подталкивали друг друга. Нева душно испарялась, люди потели. В потрепанном «Фольксвагене», застрявшем напротив Летнего сада, сидел Писатель. Это был человек средних лет, обычной комплекции и совершенно невыразительной внешности. И, как у всех «средних», «обычных» и «невыразительных» людей, цинизма и скепсиса в нем имелось на троих. Что, впрочем, не спасало от духоты…

Откинувшись на подголовник, Писатель отрешенно разглядывал дырки в приборной панели своей машины. Оттуда на пол лениво вытекал холодный воздух. В голове вяло проползла мысль, что если «кондюк» сдохнет… продолжать ее не хотелось. Да и вообще думать. Жара окончательно растопила мозги. Таймер на руке показывал пятнадцать тридцать. Тюнер в машине тоже мигал какими-то цифрами. Писатель нажал кнопку приемника Из динамиков донеслось:
…Я уехал, я уехал в Петербург,
А приехал, а приехал в Ленинград…

Красный «Мерседес»-Кабриолет вылетел на встречную полосу мысли игнорируя сплошную разделительную Противный визг тормозов всколыхнул оцепеневший внутренний мир Писателя. Его подрезали грубо, не по-питерски. Красная «мерседесовская» корма внезапно возникла прямо но курсу заставив до пола вдавить педаль тормоза. Писателя бросило грудью на руль. Перед его глазами зад немецкого происхождения злорадно окутался вонючим облаком выхлопных газов. В соседнем ряду образовался небольшой промежуток. «Мерседес* тут же внедрился в него половиной корпуса, угрожающе рыча двигателем.
— Пидарас!!! — неистово завопил Писатель.

В подобных ситуациях он реагировал быстро: нажимал на педали, что-то орал, иногда даже дрался. А думал уже потом. Вот и сейчас в его голове зародилась мысль, что неплохо бы опустить стекло… Потому что докричаться до урода сквозь закрытое окно было трудно» А еще лучше — выйти из машины, достать бейсбольную биту, выволочь придурка из «Мерседеса» и переломать ему вонючие волосатые нога.

А потом разнести к е… дреной маме его тупую башку, смешав на расплавленном асфальте прокисшие мозги с перхотью жидких волосенок… Сегодня фантазию несло в жанре «экшен», но… .

Писатель покрутил пальцем у виска. Без энтузиазма. Не опуская стекло.
Прохладный воздух салона оказался дороже банального мордобоя. И бейсбольной биты у него никогда не было… А, если уж совсем честно,

Писатель всегда думал одно, говорил другое, а делал третье.»
Тем временем придурок в кабриолете подрезал еще кого-то и растворился в недрах пробки. А странный голос из приемника все продолжал звучать, вроде безучастно и одновременно не к месту:
И Никто не виноват, не виноват…
Да пошел ты! — Писатель раздраженно ткнул пальцем в приемник, и песня оборвалась.

В машине стало омерзительно тихо. Если не считать ворчания умирающего кондиционера, способного довести до тихого помешательства кого угодно. Спас, как обычно, телефон. Точнее, издатель.
Привет, — произнес начальственный баритон.
Привет, — нехотя отозвался Писатель.
Узнал? Это — я.
Узнал. А это — я. Вареный… Местами вкрутую.

Отлично! У меня как раз для тебя есть крутая тема! — напористо сообщил издатель.
Писатель ядовито усмехнулся. Наверное, именно так в каком-нибудь журнале «Сельские хреники» редактор дает указания корреспонденту. Но поводу крайне важной статьи о прополке гнилой брюквы. Писатель непроизвольно поморщился. Издатель проклюнулся крайне не вовремя. От него за километр душно пахло работой. Жутко захотелось предложить ему сходить куда-нибудь подальше, а вслед сказать… В голове Писателя забурлили обрывки фени из когда-то написанного им криминального романа. Но…

И что за тема? — негромко спросил он, вяло имитируя интерес.
Есть предложение написать книгу о Моисееве.
Это который танцует?
Еще и поет. И еще много чего интересного делает…
А что поет?
В телефоне раздалось фальшивое мурлыканье:
Я уехал, я уехал в Петербург…
Так вот кто это был… — буркнул Писатель.
— где?
— Не важно. И как это выглядит в рублях?
Тебе понравится. Моисеев сейчас в Ялте. Четыре дня на все. Готов встречаться? — Издатель был утомительно настойчив.
Ну, если ты обещаешь, что цифра мне понравится… Тогда я подумаю… А как там сейчас с погодой?
— Издеваешься?
—Извини.
Издатель, как типичный начальник, оставил за собой последнее слово:

Давай думай. Только быстро. Номер в гостинице мы уже забронировали. Так что, жду звонка…
Кое-как вырулив с забитой набережной, Писатель припарковался в тени деревьев, неподалеку от Медного всадника. Он вытащил из портфеля ноутбук и рванул в Интернет. Кто такой Борис Моисеев, он представлял себе довольно смутно. А переговоры с издателем без предварительной подготовки и сбора информации обычно ни к чему хорошему не приводили. Другими словами, пахать за гроши не хотелось.

Всемирная паутина охотно выплюнула информацию на монитор. Писатель пробежал глазами заголовки и нервно поежился. «Крутая тема» оказалась довольно скользкой. Интернет пестрил гадкими сообщениями: «У Бориса Моисеева новый любовник…», «В Новосибирске Бориса Моисеева встретили пикетчики», «В Екатеринбурге православный иеромонах преградил своим телом путь на концерт Моисеева», «Деятельность певца и танцора направлена на развращение молодежи и подрыв института семьи, что неуклонно ведет к вырождению человеческого общества…». К тому же ему, бедолаге, «Любовь приходится покупать»… Короче, «Борис Моисеев не перестает шокировать обывателя!». И даже мусульмане, оказывается, вовсю призывали объявить ему бойкот.

«Моисеев — чума двадцать первого века!» — Писатель прочитал последний заголовок вслух, содрогнулся и тихо прошептал по слогам: — Ма-ма!

По всему выходило, что издатель подсовывал бяку. Ни один здравомыслящий человек по своей воле за такую халтуру не взялся бы. «Дитя порока» явно был социально опасен. И, возможно, даже физически…
Писатель обдумал перспективу. Кроме хлопот и подмоченной голубым цветом репутации, будущая книжка неотвратимо обрекала автора на многозначительные намеки окружающих. Типа тонких шуток про секс в попу.

Никакие деньги не могли компенсировать грядущий кошмар. Он посмотрел в окно своего автомобиля на удушливо пыльный город. В полном равнодушии ко всему на свете гетеросексуальный пипл уныло тащился мимо. Но в монотонном движении толпы угадывалась скрытая ненависть ко всему нетрадиционному… Готовая обрушится на каждого, заподозренного… Ужас! Но… Писатель перестал думать, набрал номер издательства и коротко сообщил:
-Еду!
Летать Писатель не любил. В смысле — боялся. Еще больше он боялся встречи с Борисом Моисеевым — великим и ужасным. Поэтому путешествовал не один. За компанию с ним отправилась плоская бутылка французского коньяка. Самолет вылетал в пять утра. К этому времени белые страницы Интернета и желтая пресса сделали свое черное дело. Информация о герое будущей книги в голове Писателя превратилась в невразумительно кипящую кашу. На поверхности этой каши то и дело навязчиво всплывало глобальное по своей сути фольклорное выражение: «В блудняк втравили!». Правда, как все народное, оно послушно тонуло в очередном глотке алкоголя.

Примерно к середине бутылки черт стал не страшен, независимо от цвета, в какой его малюют. Самолет внезапно показался самым надежным транспортом на земле. А на красивой бутылке французского происхождения обнаружилось исконно русское название «Енисей*. Только почему-то по-английски и с буквой «X* в начале…

На волне теплого хмельного позитива Писатель с удовольствием обнаружил в поле Зрения длинноногую стюардессу. Барышня в аэрофлотовской форме очаровательно улыбнулась. Сердце сладко замерло. В памяти вновь замелькали страницы Интернета: «Все ради любви!» — девиз творчества Бориса Моисеева»… Стюардесса кокетливо поправила прическу. Писатель тут же вспомнил: «Лето пришло и пора веселиться!..» — лозунг новой концертной программы Бориса Моисеева», «Борис Моисеев соединяет сердца», «Борис Моисеев производит впечатление счастливого человека»…

Как ни странно, теперь в голову лезли только положительные заголовки. Писатель окончательно запутался. Слишком много всего смешалось в странном персонаже. Стройной концепции будущей книги ни хрена не получалось. Писать банальную сухую биографию человека было бы полным идиотизмом… Сплошные противоречивые эмоции. Плюс взаимоисключающие чувства…

Очередной глоток «Хеннесси» прокатился по пищеводу. Эмоции… Чувства… Внезапное озарение заставило Писателя выхватить блокнот. Он вдруг понял, что это будет за книга! Он будет писать о чувствах человека. Необычного и простого. Интеллигента и матерщинника.

Любимца тысяч и одинокого… Он будет писать об эмоциях Бориса Моисеева!
Окончательно оформить гениальную идею Писатель не успел. На него неожиданно навалился сон. А более глупого занятия, чем с ним бороться, трудно себе представить. Как человек неглупый, он послушно прикрыл веки…


| ПРОЛОГ | ГЛАВА 1 | СЧАСТЬЕ | ГЛАВА 2 | НЕНАВИСТЬ | ГЛАВА 3 | РАДОСТЬ | ГЛАВА 4 | СТРАХ | ГЛАВА 5НАСЛАЖДЕНИЕ | ГЛАВА 6 | ВИНА | ГЛАВА 7 | ЛЮБОВЬ | ЭПИЛОГ |


БОРИС МОИСЕЕВ | КНИГА ПТИЧКА ЖИВОЙ ЗВУК | ЧИТАТЬ ONLINE

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s